Categories:

Преданный спорту

Ни травма позвоночника, ни другие травмы не отбили желания у Сергея Каменного заниматься спортом и тренировать других

Сергей Каменный ломал позвоночник и три месяца лежал на вытяжке, а потом еще и проходил службу в армии. Его звали работать в государственный цирк. Он и сам добился успехов в нескольких видах спорта, и воспитал много успешных спортсменов. В последние годы Сергей Андреевич работает тренером в региональной общественной организации «Федерация настольного тенниса Приморского края» и помогает ее президенту Михаилу Бутылеву тренировать подрастающее поколение.

Фото предоставлено Михаилом Бутылевым. Все остальные фотографии - автора.
Фото предоставлено Михаилом Бутылевым. Все остальные фотографии - автора.

- Сергей Андреевич, как вы пришли в спорт?

- Это было в пятом классе в 1969 году. Я тогда учился в Арсеньеве, откуда и родом, и к нам в школу пришел преподаватель Александр Васильевич, не помню уже фамилию, из городского ДЮСШ. Он пригласил заниматься спортивной гимнастикой, и мы - человек шесть, решили к нему записаться. На тот момент я спортом не занимался. Бегали, конечно, целыми днями на улице, играли в футбол, в подвижные игры, но чтобы регулярно ходить на спортивные занятия, такого не было.

- Может, кто-то занимался в семье?

- Нет. У меня трое старших братьев, из них двое ходили во Дворец пионеров на моделирование. Самый старший брат Тимофей строил самолетики, второй - Николай занимался судостроением. Ездили на первенство РСФСР и даже занимали призовые места.

Несмотря на то, что гимнастика - сложный вид спорта, у меня все хорошо получалось. Помогали дополнительные тренировки. Когда гуляли с отцом, он, бывало, подсадит меня на турник, я подтягивался, и шли гулять дальше. Потом перекладину поставили дома. Со временем подтягивался каждой рукой по десять раз. Сколько у меня получалось подтянуться в юношестве, не запомнил. А лет пять-шесть назад, когда мне было 56-57 лет, принимал участие в Арсеньеве в городских соревнованиях по подтягиванию среди мужчин. Подтянулся 42 раза. Это был лучший результат среди всех участников, в том числе, молодежи. Там не было разграничений по возрастным категориям. И так выигрывал несколько лет, подтягиваясь от 36-ти до 42-х раз.

Спортивная гимнастика мне очень нравилась. И тренер был замечательный, хотя и жесткий. В подтрибунных помещениях стадиона «Восток» занимались на тренажерах, развивали гибкость, осваивали гимнастические снаряды, делали на них комбинации, со временем стал вращать на перекладине «солнышко». Уровень моего мастерства рос на глазах. Я получил второй спортивный разряд, уже скоро меня стали регулярно возить на соревнования и награждать, как лучшего гимнаста.

Но в восьмом классе гимнастику бросил. Играл за школу в футбол на первенстве города, пропустил из-за этого несколько занятий. Побоялся, что, если вернусь, тренер меня поругает и выгонит, и вообще перестал посещать тренировки.

А через некоторое время меня пригласили на акробатику. Помню, ко мне приехал парень на мотоцикле «Ява» и предложил попробовать. Видимо, узнал обо мне от моего тренера по гимнастике.

- Почему обратился именно к вам?

- Этот парень жил в Уссурийске, видимо, с кем-то до этого занимался, а потом переехал в Арсеньев и искал себе партнера. Это силовая акробатика, в которой выступают двое. Один - более сильный, работает внизу и придерживает партнера, который выполняет различные упражнения, держась за его руки или плечи. Программа длится три минуты. Под музыку нужно было выполнить определенные комбинации, в том числе, бросковую, когда выполняешь различные сальто, и балансировку - это стойки на руках партнера.

- Не было страшно?

- Поначалу побаивался, а потом привык. Если падал, он всегда меня ловил, особо не ударялся. Я был легкий - не больше 52-х килограммов, к тому же уже хорошо владел гимнастикой, на всех главных праздниках - на 1 мая, 7 ноября ездил на машинах в праздничных колоннах и исполнял различные фигуры, стоял в стойке.

Занимались во дворце спорта «Юность». Буквально через три месяца, выступая на чемпионате Приморского края, выполнил норматив кандидата в мастера спорта, делали комбинации по программам мастеров спорта. Через полгода выиграли первенство Дальнего Востока, участвовали в первенстве России. А, когда был в десятом классе, дня за три до окончания школы вечером на тренировке он меня не поймал. Я делал двойное сально и уткнулся головой в пол. Шея хрустнула. Искры из глаз, встать не могу, голова не поднимается. Вызвали врача, он на мотоцикл и отвез меня в больницу. Сделали рентген, перелом третьего позвонка, дальше - носилки, палата. И я три месяца пролежал на спине на досках, на вытяжке с 5-килограммовой гирей, привязанной к голове. Так нужно было, чтобы сросся позвонок. Школьные экзамены не сдавал, аттестат с оценками принесли прямо в больницу. Кормили с рук: или родители, или медсестра.

- Тяжело вам пришлось…

- Да. Но не только физически. Ко мне в палату привозили других, тяжело травмированных. Лежу, и рядом кровать. Привезли мужчину, попавшего под поезд. Он хрипит, а потом раз и умолкает. Умер. И так при мне умерло несколько человек. Жутко было. Я уже там еще юношей поседел и белый был, как мел.

А когда вытяжку убрали и разрешили встать, я не мог этого сделать. Хоть и разминал руки эспандером, старался двигать ногами, но все остальные мышцы атрофировались. Меня поднимают, а я ору. Спина хрустит, голова кружится, и я лечу как будто в пропасть. На мой крик сбежалась вся больница. Меня подержат немного и положат, и так по несколько раз в день. Несколько дней учился сидеть, затем ходить. Мне было страшно даже с кровати спуститься - ногу опустить на пол. Опускаю ноги, а они трясутся. Делал по несколько шагов, держась за кровать. Первое время ходил со специальным приспособлением, поддерживающим шею. Пройду несколько метров, и падаю прямо там, где иду, даже на улице, и лежу, так сильно болела шея. Боли утихнут, встану и иду дальше. В конце августа - начале сентября, когда немного расходился, съездили на море. Это была радость.

- Помучились вы…

- Да, как в свое время и мой отец. Работал на сплаве, и его завалило бревнами. Переломало кости таза, он потом пять лет лежал на вытяжке на досках, потом восемь лет на костылях ходил. И четырех сыновей вырастил, причем я родился уже после того, как он восстановился.

- Когда вы окончили школу, нужно было куда-то поступать…

- Да. После того, как восстановился, мне с моим напарником запретили заниматься в спорткомплексе. И мы, не желая заканчивать с акробатикой, написали письма в двенадцать городов страны с просьбой получить возможность тренироваться у них. В ответ пришло шесть писем, и мы выбрали Тольятти.

- Несмотря на то, что могли умереть, вы решили продолжить заниматься акробатикой?

- Да. Хотелось продолжать заниматься.

В Тольятти нас встретил тренер Владимир Николаевич Янковой, тренер местной ДЮСШ. Жили в общежитии. Я тренировался и работал фрезеровщиком на заводе синтетического каучука. А в октябре следующего года меня забрали в армию.

- С такой травмой?

- Да. Так у меня еще и зрение было слабое. Но в ДЮСШ пришел приказ, что «этого товарища» необходимо отправить в спортивную роту. И меня направили. Сначала полгода прослужил Куйбышеве в учебной части механиком-водителем БМП. Но что оттуда, что потом уже из воинской части, которая была в этом же городе, мне регулярно разрешали возвращаться на тренировки в Тольятти. В армии выступал в клубе, делали номера: нашлись сильные ребята, придумали упражнения, и они уже меня подбрасывали. 

- Партнера тоже в армию взяли?

- Нет. Он был гражданским и на двенадцать лет старше меня. Жил в Тольятти, ждал, когда я из армии приезжал в командировки. Вместе с ним дважды занял второе место на чемпионате Вооруженных сил СССР. И оба раза выполнил норматив мастера спорта. Но удостоверение мне так и не дали. Этим должно было заниматься командование моей воинской части, они обещали оформить документы, но так этого и не сделали.

- Вы едва не погибли на акробатике. А вам доводилось видеть, чтобы другие травмировались.

- В Тольятти я был свидетелем, как один парень делал новый элемент, который никто в мире еще не делал, и травмировался при его выполнении. Служил вместе со мной. Мастер спорта на акробатической дорожке. Как и я, уткнулся головой в пол при приземлении, сломал шею и на следующий день умер. В последний путь его провожал весь город, он был единственный ребенок у родителей.

После армии вместе с партнером вернулись в Арсеньев, еще немного позанимались, ездили выступать на запад. А потом он женился и уехал на постоянное место жительства из Приморья. Мне пришлось оставить акробатику, и я решил заниматься тяжелой атлетикой. На первой же тренировке показал результат первого спортивного разряда. Причем, без всякой техники. Начал учиться технике, выступал в соревнованиях, выигрывал чемпионат края в самом маленьком весе - до 52 килограммов. Ездил на чемпионат РСФСР. Параллельно работал на стадионе «Восток» тренером и охранником. И, кроме того, поступил на заочное отделение Хабаровского государственного института физкультуры.

В 1978 году меня пригласили тренером по спортивной акробатике в Покровку. Предложили тренировать детей, которые раньше занимались прыжками на акробатической дорожке у уехавшего из этого поселка тренера. Там были уже и перворазрядники, и кандидаты в мастера спорта, две очень сильных девочки входили в число призеров первенства России. При мне они также постоянно занимали в этих соревнованиях самые высокие места. Одна из этих двух девочек училась на одни «пятерки», а вторая, как говорила директор, была «круглая единичница». Но «тройки» в аттестате ей все-таки поставили.

- Поговорили насчет нее с директором?

- Да. Она не смогла отказать. Да и не поставила бы она в аттестат «единицы», для нее самой это было бы чревато.

В середине 1980-х меня пригласили в поселок Восток на север Приморья. Посулили выезды на соревнования в Японию, Китай, но ничего подобного, как потом выяснилось, не было. Но работу и общежитие, а потом и жилье от горно-обогатительного комбината дали. Занимались в старом деревянном кинотеатре из толстого бруса, переоборудованном под спортивный зал. Сделали дорожку из обрезков старых лыж, на которую постелили специальное покрытие и поролоновые маты.

Ребята выступали на первенстве края, выполнили нормативы второго спортивного разряда. Два человека удостоились первых спортивных разрядов, входили в число призеров дальневосточного первенства.

Но в начале 1990-х обстановка в поселке резко ухудшилась. Началась борьба за контроль над ГОКом, деньги не платили, люди уезжали, бросали квартиры. Средства на ДЮСШ перестали выделять, закрылись все секции, кроме моей. Руководитель предприятия, у которого акробатикой занимался внук, меня всячески поддерживал. А потом спортзал сожгли, прямо в мой день рождения 16 апреля. Возможно, это сделали из зависти, что все секции разогнали, а мою - нет. Меня перевели в бассейн инструктором по плаванию. Но мне эта работа не нравилась. Я переоформил свою квартиру на знакомого и, как и многие, уехал из поселка. Решил вернуться в Арсеньев к родителям, заниматься с детьми тяжелой атлетикой.

Дети очень любили тяжелую атлетику. На первенстве Дальнего Востока все мои восемь воспитанников вошли в число призеров.

- Считается, что тяжелоатлеты принимают запрещенные препараты…

- Да, принимают, но взрослые. Я сам видел, как кололись, таблетки покупали. А у меня были малыши. Даже витамины им не давал.

Занимаясь с детьми, сам продолжал тренироваться, съездил на чемпионат России по ветеранам. И пока выступал, моих детей передали другому тренеру. Я расстроился, что передали, да еще и без моего ведома, и решил написать заявление на увольнение.

- Насколько успешно выступили на том чемпионате России?

- Занял второе место, причем с двумя переломами на руке. За день до соревнований пошел на тренировку, и в последнем подходе во время рывка почувствовал, что у меня хрустнули кости в запястье. В гостинице по возвращению никому ничего не сказал, нас тогда восемь человек ездило от города, а деньги на поездку собирали всем миром. А утром встаю, у меня рука опухла и очень сильно болит. В рывке взял 70 килограммов, в толчке - 90 и занял второе место. Пять килограммов не хватило до первого.

Уже дома сделал снимок руки, который показал, что у меня двойной перелом.

- Где работали после увольнения?

- В той же школе, но только опять акробатикой.

- Как оказались в Уссурийске и почему сейчас занимаетесь настольным теннисом?

- В начале 2010-х годов в ДЮСШ сильно сократили зарплаты. Михаил Бутылев, видимо, узнал, что я мало зарабатываю, и пригласил к себе в Уссурийск. Я и приехал.

- Вы были с ним знакомы?

- Да. Помимо того, что увлекался штангой, акробатикой, мы еще и играли с ним в теннис. Тренировался для себя, время от времени выступал в краевых соревнованиях, но хороших результатов, как в акробатике или в тяжелой атлетике не было.

Но занимались по серьезному. Учитывая, что днем я работал, а вечером в зале было много людей, да и тренировки в это время суток стоят дороже, приходили играть в четыре часа ночи. И так на протяжении многих месяцев. Платили только за электроэнергию. Потом Михаил переехал в Уссурийск, и я, так как мне не с кем уже было играть по ночам, стал опять время от времени тренироваться вечером.

- Спать во сколько ложились?

- В десять вечера, не позже, иначе к четырем чувствовал бы себя неважно. Но я то еще жил в десяти минутах от спортзала, а Михаилу приходилось добираться с окраины города. И он бегал по ночам на тренировки.

- Институт окончили?

- Нет. Учился уже на пятом курсе, но на экзамены не поехал. Вместо этого двух своих воспитанниц из Покровки повез на запад страны устраивать в высшее учебное заведение. Устроил в Павлодар. Они там учились и тренировались. Тогда отсутствие диплома не сказывалось на тренерской деятельности, а в последние годы везде требуют диплом об окончании вуза. А я его так и не получил.

- Сколько подготовили мастеров спорта и кандидатов в мастера?

- Четырех девушек - мастеров спорта по акробатике и шестерых кандидатов спорта по тяжелой атлетике. Один мой воспитанник из Арсеньева, которого вместе с другими ребятами передали другому тренеру, со временем стал серебряным призером Европы по тяжелой атлетике.

- Мне сказали, что у вас есть родственник-долгожитель…

- Да, в Староварваровке Анучинского района жил мой дедушка по отцу. В 1970-х годах он отметил 105 лет и на следующий день скончался. Врачи сказали, что на день рождения перепил спиртного, иначе прожил бы еще больше. Он еще в 90 лет мог перелазить через изгородь.

- Также говорят, что вас приглашали выступать в государственном цирке…

- Когда я со своим партнером уже после окончания армии выступал во Львове, ко мне подошел парень, представился сотрудником государственного цирка и сказал, что ищет напарника для представлений. И я ему подходил. Рассказал, что смогу ездить по всем странам мира. Пригласил посмотреть представление, с которыми как раз во Львове выступала цирковая труппа, по его окончанию мы составили договор об устройстве на работу. Паспорта у меня с собой не было. Я сказал, что привезу на следующий день и забыл, что нам нужно было выезжать ночью на Дальний Восток. Мы и уехали. Потом моя мать пыталась найти этого человека, но так ничего и не получилось.

- Вам не сложно тренировать в вашем возрасте? Все-таки 62 года…

- Сложно. У меня была травма левой руки. Оторвались сухожилия во время занятий со штангой и гирями. А я левша. Одно время вообще руку не чувствовал, весела, как плеть. Лечился, вроде бы удачно. Но потом был рецидив, поэтому сейчас стараюсь руку сильно не напрягать и сам не играю. Только тренирую детей, и помогаю Михаилу отрабатывать удары.

- Где живете?

- Снимаю комнату в центре города.

- В Арсеньев не тянет?

- Тянет. Но у нас занимается много способных детей. Не хочется их бросать.

- Какие слагаемые успеха вы считаете главными в спорте?

- Трудолюбие и ежедневные тренировки. У человека могут быть данные для занятий тем или иным видом спорта, но если не будет трудолюбия, толку от таланта не будет. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic