Category: производство

Встреча прошлого и будущего

Одна из моих любимых фотографий — это раритетное и символическое фото, на которой запечатлены вышедшие из ремонта в Уссурийском локомотиворемонтном заводе паровоз и тепловоз. Начало 1970-х годов, время, когда ЛРЗ начал перестраиваться с ремонта паровозов — эти машины здесь ремонтировали около 80-ти лет — на ремонт тепловозов. И вот они стоят вместе на территории завода.

Не знаю, кто автор фото, но обрабатывал его бывший работник локомотиворемонтного завода Николай Тимохов. Красивая фотография :-)

Collapse )

Уссурийск: каким он был. Воспоминания Ивана Глушихина

Представляю вашему вниманию воспоминания об Уссурийске Ивана Федоровича Глушихина, 1908 года рождения. Текст в свое время записал действительный член Географического общества СССР Виктор Дмитриевич Фролов, обработал кандидат биологических наук доцент кафедры  естественнонаучного образования Школы педагогики ДВФУ Александр Степанович Коляда.

Фотографии Александра Коляды и из уссурийской газеты «Коммунар».

Улица Некрасова, 1956 год, фото - газета "Коммунар".
Улица Некрасова, 1956 год, фото - газета "Коммунар".
Collapse )

Николай Панченко: «Меня лишили веры в справедливость»

Интервью с бывшим многолетним директором Уссурийского локомотиворемонтного завода, бывшим депутатом Думы Уссурийского городского округа Николаем Панченко, которое, смею думать, мало кого оставит равнодушным. Основной акцент в беседе был сделан на деятельности моего собеседника в муниципальном представительном органе власти.

Беседа состоялась по моей инициативе. Весной 2018 года, когда его, а также теперь уже бывших депутатов Думы УГО Юрия Шандру и Марата Туманова лишили депутатских полномочий, я не смог связаться с Николаем Павловичем, чтобы он дал комментарии по поводу тех событий. Потом, несмотря на проявляемою мной настойчивость, поговорить не позволяли обстоятельства. И вот, интервью состоялось. По словам самого Николая Павловича, еще и потому, что он долго меня знает и доверяет мне. Спасибо ему большое за доверие.

На встрече с председателем краевого Законодательного собрания Александром Роликом. Фото - Дума УГО.

- Николай Павлович, почему Вы решили пойти в депутаты?

- В отличие от многих, я говорю это без всякого пафоса, почему-то всегда считал себя должником перед государством. Начиная с молодости. Я родом из Черниговки, где родился и нынешний врио губернатора Олег Кожемяко. Большая семья. У родителей было восемь детей. Я был седьмым ребенком. Все получили среднее образование, а шесть человек и я, в том числе - высшее. В вузы поступили и практически все мои одноклассники. Это говорит о том, что у нас были замечательные учителя, которые давали глубокие знания. Государство бесплатно меня проучило в институте. И за то, что я окончил его с отличием, у меня было право выбора остаться в институте или пойти работать в любое место в железнодорожной отрасли. Но, учитывая, моя жена была направлена работать в Уссурийск, и я услышал, что здесь на базе паровозоремонтного завода будет организовываться производство по ремонту тягового подвижного состава, я посчитал для себя это интересным. Прошел на заводе все ступени роста от технолога до главного инженера и директора предприятия - в этой должности проработал семнадцать лет. Была масса предложений перевестись в другие регионы. Предлагали должность директора завода в Ташкенте, в Даугавпилсе и в Новосибирске, дважды приглашали в Москву главным инженером главка. Но у меня сохранялось чувство долга перед родителями, которые здесь остались, перед коллективом завода.

Фото - Николай Тимохов; Уссурийский локомотиворемонтный завод.

Когда я работал, нереально было заниматься еще чем-то другим. А работал я минимум 16 часов в сутки, в том числе, как правило, на выходных. Плохо выполнять свои обязанности я никогда не привык. А представительствовать на заседаниях - это не в моем характере. Поэтому заниматься одновременно трудовой деятельностью, и работать депутатом было нереально. Такого же мнения придерживается имевший опыт работы в Думе мой хороший товарищ начальник НГЧ-5 Геннадий Николаевич Клименко.

Я очень лояльно относился к государству и к людям власти, ее представляющим. Потому что она мне многое дала, вложив в меня достаточно сил и средств. За свою трудовую деятельность я получил шесть государственных наград и ряд отраслевых и региональных, включая наивысшую - звание «Почетный железнодорожник». Я, наверное, один из немногих в Приморском крае, кто является кавалером медалей ордена «За заслуги перед Отечеством» всех степеней.

На заседании Думы УГО. Фото - Дума УГО.

Я посчитал, что многое знаю. Время, когда я руководил заводом, совпало с экономическим лихолетьем 1990-х годов. Я прошел школу антикризисного управления, получил большие знания в управлении экономикой большого предприятия и его хозяйственной деятельности. И имел намерение применить свои знания через институт депутатства: кому-то их передавать, подсказывать, реализовывать. Почему я должен оставить эти знания у себя? Это и был мой основной мотив.

Перед выборами прошел праймериз, организованный партией «Единая Россия». Как потом стало известно, за мою кандидатуру в процентном выражении проголосовало больше, чем за представителей «Единой России» на других избирательных округах.

Фото - Уссурийский локомотиворемонтный завод.

- Почему Вы пошли на выборы от «Единой России», а не беспартийным?

- Не могу найти для себя объяснение. Должно быть, потому, что мне импонировал Владимир Путин, объединивший Россию и прекративший эпоху безвластия. Хотя в свое время я был членом коммунистической партии. И у меня до сих пор хранится партийный билет.

И все-таки, считаю, поступил неправильно. В Думу нужно было идти беспартийным. Потому что тогда я бы представлял весь спектр политических мнений. Но и оставаясь в «Единой России», я всегда придерживался объективной точки зрения.

Мое мнение не всегда совпадало с мнением фракции. Порой голосовал и «против», нарушая партийную дисциплину.

На заседании одной из комиссий Думы УГО. Фото - Дума УГО.

- На выборах Вам пришлось конкурировать с вашим бывшим заместителем по работе на заводе Александром Горбуновым…

- Да. Вроде бы я знал людей, руководил большим коллективом, а, оказывается, этого было недостаточно, чтобы до конца разобраться в отдельных личностях. Меня удивило, что когда уже после праймериз меня зарегистрировали, как кандидата, на этом же 9-м избирательном округе кандидатом выдвинулся мой бывший заместитель по социальным вопросам Александр Горбунов. Для чего?

После регистрации кандидатом в депутаты, со мной и другими представителями «Единой России» беседовал Валерий Кан. А потом он предложил встретиться отдельно. И во время беседы сказал, для того, чтобы стать депутатом, нужно заплатить деньги. Я спросил: «Кому и за что?». Мне объяснили, что политтехнологам - тем, кто будет проводить агитационную работу в поддержку кандидатов от «Единой России». «О каких деньгах может идти речь? - ответил я. - Я иду работать в Думу бесплатно. По своей воле. И еще кому-то за это должен заплатить?».

Мне предложили отдать весьма значительную сумму, и то, она была меньше, чем у других, потому что, как мне сказали - я пенсионер. Не буду называть фамилии, но многие в «Единой России», кого я знаю, заплатили. Кому? За что?

Фото - Николай Тимохов; Уссурийский локомотиворемонтный завод.

- Может, листовки распространять. Писать про Вас. Вы этим не занимались?

- Про меня по линии «Единой России» точно ничего не писали. Вот от этого, наверное, и возник Горбунов. Мне говорили, что для агитационной работы на Горбунова агитаторам были выделены солидные деньги.

- Это Вы предполагаете или утверждаете?

- Я это утверждаю. Мы с Горбуновым съели не один килограмм соли, еще, когда он был слесарем, начальником цеха. Я назначил его своим заместителем по социальным вопросам. Будь он порядочным, мог бы мне позвонить и сказать, что планирует баллотироваться в депутаты. Однако ему позвонил я сам и поинтересовался, чем вызвано его желание идти в депутаты? Он ответил, что так надо. Тогда я сказал, что если ему необходимо реализовать себя, как депутат, мы могли бы пойти по разным округам и в случае прохода в Думу сразу вдвоем отстаивали бы интересы железнодорожников. Он ничего не сказал. В конце концов, если бы он сообщил заранее, что пойдет в Думу, я бы не стал регистрироваться кандидатом. Но после того, как меня зарегистрировали, мне было бы не совсем правильно «идти в отставку».

И для себя понимаю, учитывая, что я не заплатил никакие деньги - у меня решили выиграть, выставив моим оппонентом Александра Горбунова.

Особо агитационной работы не проводил. Выпустили немного листовок, встречался во дворах с жителями. И, что характерно, кто-то из присутствующих обязательно задавал мне провокационные вопросы. Допустим, почему я продал недостроенный детский сад в районе Русской, и сейчас там строится дом? Хотя решение о продаже непрофильного актива принималось в МПС.

На заседании одной из комиссий Думы УГО. Фото - Дума УГО.

- Если не ошибаюсь, Вы у Александра Горбунова выиграли с небольшим преимуществом…

- Да. Я тоже задаю себе этот вопрос - почему, так? Если на праймериз я выиграл у соперников, как говорят спортсмены, «в одни ворота», то почему на выборах перевес был небольшой? Как потом мне стало известно, депутатский корпус формировал Валерий Кан. Он подбирал кандидатуры. Мне так представляется, у них возникло подозрение, что я имею амбиции, может быть, на то, чтобы стать председателем Думы или заместителем председателя. Не хотели они, чтобы я стал депутатом.

- Неужели, по Вашему мнению, они Вас так боялись?

- Наверное. Это было видно невооруженным глазом. Раньше я считал, что подтасовки на выборах невозможны. Но когда в сентябре прошли выборы губернатора, когда было официально объявлено, что они сфальсифицированы, то, что можно говорить о муниципальных выборах? Догадываюсь, пройти должен был тот, кто нужен. Но, видать, уже невозможно было натасовать так, чтобы у Горбунова было больше голосов.

Фото - Уссурийский локомотиворемонтный завод.

- Вы говорите, что там были подтасовки. Вы уверены в этом?

- Конечно, доказать я это не могу. Поэтому лишь предполагаю. Результаты голосования на выборах губернатора отменили по чьей-то вине. Если так, должны быть и виновные. Так почему не назовут фамилии, имена и отчества виновных? Я не говорю, что их нужно посадить, но пусть они вернут в бюджет деньги налогоплательщиков, которые затратили на избирательную кампанию. Я лишь из-за этого, что не сделали никаких выводов, не пойду на голосование 16 декабря. Не хочу. Если бы назвали виновных, отстранили бы их от работы, наказали, я бы поверил в справедливость. А так я не верю выборам.

- И не верите, что в вашем случае разница в процентах голосов с Александром Горбуновым была такой небольшой?

- Конечно, не верю. Однозначно. Цену я себе знаю. И знаю, кто такой Горбунов, а кто такой - Панченко.

- Вы потом с Александром Андреевичем встречались?

- Вначале мерзко было даже о чем-то с ним разговаривать. Но потом я просто простил его. Мне жалко его стало. Он не стоит того, чтобы я на него обижался. Мы люди разных категорий. Во всех вопросах.

На заседании Думы УГО. Фото- Дума УГО.

- Что почувствовали, когда узнали, что стали депутатом? Спали ли в ночь голосования?

- Еще раз повторяю, я шел в депутаты не для того, чтобы чего-то просить или требовать для себя. Я никогда ничего не клянчил ни по работе, ни в личном плане. Выдвигая свою кандидатуру в представительный орган власти, я хотел помочь горожанам, сделать им что-то хорошее. Если бы они меня не избрали, значит, не хотят от меня помощи. Поэтому, почему я должен был переживать и не спать? Спал абсолютно спокойно.

А вот жена не хотела, чтобы я стал депутатом. Постоянно мне говорила: «Зачем тебе это надо? Лучше бы семье немного уделил внимания». Но мне нельзя было не работать. После многих лет на производстве надо было мягко уйти от такой напряженной работы. Нельзя резко бросать.

Фото - Николай Тимохов; Уссурийский локомотиворемонтный завод.

- Помните первое заседание думы этого созыва? Вы же были его почетным председателем, как самый старший по возрасту…

- Конечно, помню.

- Как оно прошло?

- Оно было зарегламентировано. Заранее было намечено - кто будет председателем Думы, кто - его заместителем. Когда начали выдвигать кандидатуры на должность председателей комиссий, я задал вопрос Виктору Фриауфу: «А чем руководствовались, выдвигая на должность председателей комиссий тех или иных депутатов? И почему заместителем председателя предложили Вас?». Я же его не знаю, да и горожанам он не известен. Он оставил вопрос без комментариев. Кстати, Виктор Фриауф оказался неплохим парнем, но тогда же я об этом не знал.

Фото - Николай Тимохов; Уссурийский локомотиворемонтный завод.

- Кто какую займет должность, было решено внутри «Единой России»? А с коммунистами, справедливороссами советовались?

- Думаю, нет. Потому что, когда на должность председателя комиссии по бюджету, налогам и финансам предложили кандидатуру Федора Дуброва, возмутился депутат от КПРФ Вячеслав Алексеев: «А почему - он? Мы оба проработали в этом комитете в прошлом созыве Думы, и он ни разу не участвовал в обсуждениях». Но, тем не менее, его кандидатуру предложили и за него проголосовали.

Помню, необходимо было выдвинуть кандидатуры в счетную комиссию по какому-то вопросу. Голосование решили провести тайным. Депутат Владимир Ли предложил в комиссию меня и Виктора Ионинко. Ни я, ни Ионинко не набрали необходимого количества голосов. «Наверное, Ионинко и Панченко до 26-ти слабо могут посчитать», - сказал тогда я. Даже в счетную комиссию людей с особым мнением не допускали.

Я потом только понял, почему так. Михаил Ветрик, когда собрался выдвигать свою кандидатуру на присвоение звания «Почетный гражданин Уссурийского городского округа» обратился ко мне с просьбой не проявлять никакую активность в этом вопросе. Я спрашиваю его: «Кто же за тебя проголосует? Ведь те, кто тебя знают, твою кандидатуру не поддержат». Он отвечает: «Главное, чтобы я попал в списки кандидатов. А там проголосуют так, как надо».

- Но за него же депутаты так и не проголосовали…

- Да. А если бы я не занял принципиальную позицию, что он не достоин быть Почетным гражданином? Если бы не вышла статья по этому вопросу в «Арсеньевских Вестях»? И он бы прошел.

- Вы думаете?

- Однозначно. Как Сталин говорил: «Неважно, как голосуют, важно - как считают».

Во время голосования по кандидатуре на звание "Почетный гражданин УГО". Кандидатурой был Михаил Ветрик. На фото глава УГО Николай Рудь и Николай Панченко. Фото - Дума УГО.

- Какие у Вас были человеческие отношения с другими депутатами?

- Хорошие со всеми. Практически по каждому вопросу выступал, и все внимательно слушали. И поддерживали, и, как правило, разделяли мое мнение.

- Лично Вы вносили какие-то предложения, касающиеся развития города?

- Я предлагал не обязательно в Думе, но напрямую, допустим, работал, и очень много, с сотрудниками администрации. В частности, при формировании бюджета с начальником финансового управления Лилией Чаус. Но больше всего с - первыми заместителями главы администрации - Еленой Шелкопляс и Сергеем Ефремовым. Как специалисты они очень высокого уровня. Что самое главное, это те люди, которым, если убедительно расскажешь, они обязательно вопрос решат. С Шелкопляс говорил по вопросу улучшения финансово-экономической деятельности городского округа. Потому что отдельные предприятия были убыточны. Одно из моих предложений состояло в том, чтобы объединить все муниципальные предприятия под одной управляющей компанией для минимизации затрат, связанных с уплатой дополнительных налогов.

Сколько приходилось общаться с Ефремовым, и он всегда очень внимательно выслушает, вплоть до того, что поедет, изучит вопрос на месте. Если его убедишь, он обязательно это сделает. Хотя это и не касается моего избирательного округа, но я обратил его внимание, что на остановках возле железнодорожной больницы на проспекте им. Блюхера не было павильонов. Что мамы с детьми выходят из больницы и поликлиники и вынуждены мокнуть под дождем и снегом. Поехали на место, он посмотрел, согласился и средства на приобретение остановочных павильонов запланировали даже уже после формирования бюджета.

Фото - Николай Тимохов; Уссурийский локомотиворемонтный завод.

Или заасфальтировали и привели в порядок улицу Суворова, чтобы детям было удобно добираться до школы. И реализовали еще ряд других моих инициатив. Могу однозначно сказать, что никто в администрации от меня не отмахивался. Рассматривались все поставленные мной вопросы.

Хотя, откровенно говоря, считаю, что депутату необходимо заниматься в основном принципиальными вопросами. А именно, давать предложения по наполнению бюджета. Делить и отнимать - самое простое. А как сделать, чтобы бюджет наполнялся? А уж потом, когда он наполнился, направлять средства именно в те «точки», которые дают эффект синергии.

Как говорил Владимир Ленин, - существует длинная цепь проблем. Но нужно найти то звено, потянув за которое, можно будет вытянуть всю цепочку проблем. А у нас почему-то считают, что депутат должен работать, как волонтер.

Фото - Николай Тимохов; Уссурийский локомотиворемонтный завод.

- Почему Вы не составили грамотно декларацию о доходах, из-за чего впоследствии решением суда Вас лишили полномочий депутата Думы?

- Главная причина - мое заболевание. Я не хотел предавать это публичности. При очередном обследовании в Хабаровске, где я состоял на учете, у меня обнаружили серьезное заболевание. Известие об этом очень повлияло на мое эмоциональное состояние. Нужно было срочно оперироваться. Когда я начал изучать вопрос о возможности проведения операции в Приморском крае, выяснилось, что хорошо их здесь никто не делал. Нужно было ехать в Южную Корею или в Сингапур. Сделали запросы в клиники этих стран. Там ответили, что меня примут, но после получения выписки о состоянии здоровья. Но, учитывая, что я перенес инфаркт, оперировать меня за границей отказались. Сроки поджимали, и я был вынужден оперироваться в ДВФУ. Заведующий отделением сказал, что если в той же Южной Корее хирург в год делает по триста таких операций, то у нас в лучшем случае, - три в месяц. Я прооперировался, рассчитывая, конечно, на удачный исход. Но не все хорошо получилось. Длительное время после операции находился дома, нерегулярно посещал заседания Думы. И как раз в этот период нужно было представить справку о доходах. Моих и моей жены.

Я позвонил Николаю Николаевичу Рудь, сказал, что не хочу публичности, но такая ситуация, что не могу ходить за справками по банкам. А мне нужно было посетить несколько банков и еще взять справки о льготах по ЖКХ. И написал официальную докладную по существу, как я привык делать в системе ОАО «РЖД».

На встрече с председателем краевого Законодательного собрания Александром Роликом. Фото - Дума УГО.

С другой стороны - зачем государство требует данные, которые у них имеются? Государству же известно, сколько и в каких суммах граждане хранят свои средства в банках. Если я в чем-то виноват, привлеките меня к уголовной ответственности. Мне мой знакомый банкир разъяснил, что государству известны все движения по всем счетам всех вкладчиков. Для чего эти справки и кому они нужны, он понять не может. И почему так пристрастно относятся к депутатам муниципальных представительных органов власти? Тогда, как если в подобном уличают депутатов Государственной Думы, никто их не лишает депутатских полномочий. Лишь информируют в СМИ, что они предоставили недостоверные данные.

После операции я находился в постоянно депрессивном состоянии, из которого меня выводили только с помощью специальных лекарств и работой с психотерапевтом. Мне подбирали различные антидепрессанты. И когда мне стало немного лучше, я стал ходить на заседания Думы и даже на заседания суда.

На первом судебном заседании судья сказал, что суд не может давать указания представительному органу власти лишать депутатов их полномочий. Соответственно, Дума проголосовала за то, чтобы я, Марат Туманов и Юрий Шандра продолжали оставаться депутатами.

Фото - Николай Тимохов; Уссурийский локомотиворемонтный завод.

Так как инициатива о том, что мы должны прекратить работу в Думе исходила от прокуратуры, еще до решения суда я пошел к тогда еще прокурору Уссурийска Евгению Неумывака. Я сказал, что если есть необходимость выписки из истории болезни, я ее предоставлю. Он ответил, что все понимает, и что как решит суд, так и будет. Скоро Неумывака оставляет свою должность, и какое-то время исполняет обязанности прокурора его заместитель. Тогда же мне от юридической службы Думы становится известно, что прокуратура, тем не менее, опять подает в суд иск с требованием лишения мандатов трех депутатов Думы. Я иду к исполняющему обязанности прокурора и от него узнаю, что они не могли не подать иск. Что на этом настаивает их вышестоящее руководство, требующее показывать работу по борьбе с коррупцией. «Вы, - говорит он мне, - оказались заложниками этой ситуации. По-человечески я вас понимаю, но вынужден это делать».

А, когда продолжились судебные заседания, судья дал мне понять, что в моих силах было представить справку о доходах в установленный срок. Дескать, я же находил возможности и силы посещать иногда заседания Думы.

На заседании Думы УГО. Первый слева на заднем плане - Юрий Шандра, второй справа на переднем плане - Марат Туманов. Фото - Дума УГО.

За всю свою жизнь я впервые столкнулся с судом. Что меня удивило, - тебя совершенно не слушают. Складывалось такое ощущение, что решение, вынесенное в отношении меня и двух других депутатов, было заранее известно и запрограммировано. На железной дороге, к сожалению, случаются неприятности, связанные, в том числе, с крушением подвижного состава. Не раз бывал у министра на оперативном совещании. Но там тебя выслушают, каждый причастный к рассматриваемому вопросу выскажет свое мнение. И если тебя уж накажут, то ты выходишь оттуда убежденным, что тебя наказали правильно. Такую же линию я проводил на заводе. Сколько выносил жестких решений, в том числе и увольнял людей с предприятия. Думал, уйду на пенсию, перестану быть директором, и со мной здороваться никто не будет. К своему удивлению, я этого не ощутил. Наоборот, замечал к себе уважительное отношение. Значит, я поступал справедливо.

А здесь, на суде, как запрограммировано, что ты глуп. И никто тебя не слушает. Поэтому, когда было последнее заседание во Владивостоке, я сказал, что вы лишаете меня не депутатских полномочий, вы лишили меня веру в справедливость. И с этого времени я перешел в ранг людей, обозленных на власть. До этого я был лояльным, а сейчас - обозленный человек.

Фото - Уссурийский локомотиворемонтный завод.

- Одно дело - судебная власть. Но есть же еще законодательная и исполнительная. Вы и на них обозлены?

- Да.

- Люди, которые Вас знают, которые голосовали за Вас на выборах, не насмехались над Вами после этого?

- Не знаю. Я пытался изолироваться от всего. Единственное, жена была рада, что я уже не работаю депутатом.

- Что Вы можете сказать собственно о работе в Думе, кроме того, что стали обозленным человеком? Это же не Дума лишала Вас полномочий, они Вас поддерживали.

- Если ты настойчив, объективен, знаешь, как решать вопросы, то ты их вполне можешь решить. Были бы знания и желания. Из тех, кто обладал соответствующими знаниями, могу отметить Юрия Шандру, Сергея Иншакова, Виктора Ионинко, Александра Черныша.

Когда на очередном заседании Думы обсуждали работу главы администрации или в целом давали оценку деятельности администрации городского округа, я понимал, что одно дело стать главой или заместителем главы. А другое дело - быть ими. Я говорил, что за прилежание готов поставить вам «пятерку», потому что они действительно старались работать для жителей округа. Но за знания - «троечка». Евгений Евгеньевич потом мне позвонил и поблагодарил за объективную оценку работы администрации. Я ловлю себя на мысли, что у Евгения Коржа характер, похоже, такой же, как у меня. Да, кому-то он не нравится, но дело-то делает.

Я никогда публично не говорил что-либо против администрации. Знаю, что этого нельзя делать. И действительно, если говорить откровенно, они стараются. И прилежно работают.

Фото - Николай Тимохов; Уссурийский локомотиворемонтный завод.

- То есть, прежде чем занять такую серьезную должность, нужно было пройти какие-то ступеньки карьерной лестницы?

- Да.

- А он их не прошел…

- Не прошел. Но в процессе работы начали набирать опыт.

- Но так, наверное, нельзя, когда ты руководишь территорией, на которой проживает почти 200 тысяч человек…

- Наверное, нельзя.

Прежде чем занять какую-то должность, нужно пройти определенные ступени. В этом плане и наше государство, и государственная железная дорога многому меня научили. После того, как я немного проработал заместителем главного инженера, Владимир Павлович Ведерников, перейдя на работу первым секретарем горкома партии, настоятельно поставил вопрос на бюро, чтобы меня избрали секретарем парткома завода. И я где-то с год занимался партийной деятельностью. Не могу сказать, что это было упущенное время. В высшей партийной школе нас проучили системе подбора и расстановки кадров. А когда меня представляли к должности главного инженера, я проходил трехмесячную учебу в академии. А потом еще учился за границей. И только потом меня утвердили главным инженером завода. А вопрос о том, чтобы стать директором завода, вообще решался на коллегии министерства.

Фото - Уссурийский локомотиворемонтный завод.

Тогда к подбору и расстановка кадров подходили очень серьезно. И, как правило, случайных людей в системе не было. В отличие от сегодняшних дней. Нет у нас сейчас таких, как первые секретари Приморского крайкома КПСС Виктор Ломакин и Дмитрий Гагаров. Нет школы, в которой бы людей учили управлять городами и территориями. У нас демократическая система выборов, но мне представляется, выборная система - не для российского менталитета.

Я полагаю, что в связи с протестным голосованием в Приморье на выборах губернатора в сентябре этого года, администрация президента России сделала выводы, назначив временно исполняющим обязанности главы региона Олега Кожемяко - человека, который действительно прошел значительную школу руководства.

В то же время узнаю из СМИ, что на должность временно исполняющего обязанности губернатора Сахалинской области назначен Валерий Лимаренко. Ранее этот человек возглавлял подразделение госкорпорации «Росатом» и не имел опыта управлений регионом. Лишь в начале 2000 годов занимал должность министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Нижегородской области, а также являлся заместителем губернатора Валерия Шанцева.

- А какие были отношения между администрацией и Думой?

- Вы же сами прекрасно знаете - никакие.

Конечно, это глупость и неправильно, что сейчас в городском округе фактически два главных лица - глава округа и глава администрации. Вся исполнительная власть должна быть сосредоточена в одних руках, как это было при Сергее Рудице. Если в дальнейшем так и будет, от этого выиграют все.

Фото - Уссурийский локомотиворемонтный завод.